0 Избранные


Принятие Государственной Думой поправок в Закон об образовании, новая версия Конституции с акцентом на патриотическое воспитание, доплаты классным руководителям с 1 сентября, — все эти темы остаются в фокусе внимания читателей Педсовета. Мы уже публиковали материалы на эту тему от педагогов-практико : «О возвращении воспитания в школы: особое мнение»,  «Ударим патриотизмом по безответственности, неисполнительности и непорядочности?»«В России трудно быть патриотом?». Сегодня слово учителю с 37-летним стажем Александру Бушуеву.

Фото depositphotos.com

Попробуем порассуждать на эту тему с философской точки зрения. Человек — существо, одновременно биологическое и социальное, и поэтому патриотизм имеет чувственную и ментальную (мировоззренческую) основу.

У всего живого есть изначальная привязанность к месту появления на свет — у рыбных мальков, птенцов, детёнышей зверей. И человек здесь, по мнению этологов, не исключение — всегда есть тоска по малой родине. Чувственный патриотизм во многом зависит от состояния окружающей среды в детстве: дружелюбная она или опасная. И если ребёнок не чувствует себя защищённым в своей семье, в учреждениях образования, на улице, то происходит деформация чувства привязанности вплоть до абсолютного отвержения и безотчётной ненависти на всю оставшуюся жизнь.

Какие чувства испытывают дети из бедных семей, которых у нас миллионы? И разве чувство униженности, долга перед подающими тебе могут стать основой для патриотических настроений? Можем ли мы считать морально-психологический климат в семьях и школьных классах удовлетворительным?

Если мы всерьёз хотим, чтобы молодое поколение россиян вырастало патриотами, то мы должны первоочередным образом осуществлять меры по установлению социальной справедливости в сфере образования, последовательно улучшать совместно с родителями морально — психологический климат в классных коллективах, а не гнаться за количеством и разнообразием «патриотических мероприятий».

В принятой поправке к Конституции РФ (статья 67, пункт 4) говорится: «Дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России. Государство создает условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, гражданственности и уважения к старшим. Государство, обеспечивая приоритет семейного воспитания, берет на себя обязанности родителей в отношении детей, оставшихся без попечения». Дай то Бог, чтобы эта норма реально исполнялась, однако ж заниматься этим должно не только государство, но и гражданское общество и каждый ответственный гражданин.

Есть здесь и ещё одна проблема: поскольку основания патриотизма лежат в чувственной сфере, то и работать педагогам нужно с чувствами детей, а методы воспитания чувств затерялись где-то далеко за приёмами транслирования информации и практиками онлайн-образования. Есть и ещё одна педагогическая иллюзия с советских времён, что все чувства можно внушить (и внушить надолго) извне в ходе красочных массовых мероприятий. Странно наблюдать линейки у Вечного огня, массовые показы фильмов о войне и прочие «массовки», в которых участвуют учащиеся с четвёртого, а то и второго класса по одиннадцатый… Это и есть проявление веры во внушаемость чувств, а также дремучее непонимание детской возрастной психологии. 

Самые глубокие и устойчивые переживания возникают у человека в процессе мотивированной деятельности в пользу другим людям.

И много ли такой деятельности в образовательных учреждениях? Например, объявляют сбор денег на посылку солдату, на поздравление ветеранов, на создание памятника… Ребёнок эти деньги не зарабатывает, не собирает, а идёт к родителям и говорит: «Дайте!»…

Но у патриотизма есть и ментальная сторона — это проблема национальной самоидентификации. Возможно, что это сейчас самая главная проблема России. Во времена Советского Союза главными считались не национальные идеалы, а интернациональные интересы, интересы «ведущего класса». Утверждали, что окончательно сложилась некая новая историческая общность «советский народ».

Так ли это, если посмотреть на отношение коренных жителей бывших союзных республик к России и русским? Причём национальная самоидентификация в этих республиках происходит гораздо быстрее и решительней, чем в России, поскольку они в основном мононациональные. А что представляет из себя в этом отношении Россия? Российская (в том числе и русская) нация — это нация с сильно деформированными представлениями о своей национальной идентичности, с отсутствием чувства национальной солидарности. Насаждение с августа 1991 года радикального либерализма гедонистического толка, очернение всего несовместимого с этой идеологией из прошлого страны привело к потере у большинства населения представлений о связи времён и социальной перспективе, к массовой политической апатии с одной стороны, а с другой — к появлению политического радикализма, для которого не существует ничего святого в «этой стране»…

Мы имеем сейчас не национальную, а вненациональную Россию.

Мы имеем общество, расколотое на тех, кто глубоко чувствует свой моральный долг перед страной, полученной от предков, полученной ценой огромных усилий и жертв, и тех граждан «свободного мира», которые освобождают себя от любых обязательств перед народом, для которых личный успех, обогащение, роскошь стали главными ценностями. И у каждой из этих групп свой патриотизм.

Вернёмся к тексту поправок к Конституции.

«2. Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии Российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство.

3. Российская Федерация чтит память защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды. Умаление значения подвига народа при защите Отечества не допускается».


Очевиден разворот от призрачных целей вхождения в мировое «демократическое» сообщество к сохранению ценностей национальной идентичности. Нация, которая не идентифицирует себя со своей историей, культурой, духовностью, отказывается от базовых ценностей, не сохраняет унаследованные из прошлого формы солидарности, очень рискует оказаться в плену каких угодно политических сил. И всегда найдутся оголтелые радикальные «нацисты», «коммунисты», «либералы», готовые вбросить страну в очередной убийственный социальный эксперимент.

Но от слов в Конституции до дела — немалая дистанция. Невозможно воспитать патриотизм в непатриотических условиях — когда люди отстранены от реального участия в политической жизни, когда не даётся ход реальному самоуправлению, когда непатриотичное разграбление ресурсов страны не наказывается должным образом, когда глумление над национальными ценностями воспринимается «плюралистично»…

Так вместо национального единства и обеспечения суверенитета страны мы получим очередную гражданскую войну, и она, как и та гражданская, может стать войной «молодых» против «пожилых».

Невозможно воспитать патриотизм за 5000 рублей — патриотизм воспитывается педагогами — гражданами своей страны, то есть людьми, которые не обязаны «любить Родину (в том числе и государство) с закрытыми глазами», которые свободно и ответственно подходят к своему делу.

В реальности же не видится доверия к педагогам: в школу спускается масса «воспитательных», «календарных» мероприятий, инициатив, указаний, которые учитель обязан выполнять. При этом инициаторы всего этого воспитательного громадья нисколько не считаются с реальностями образовательного процесса, с особенностями учащихся, с возможностями педагогов.

Могу свидетельствовать как педагог с большим стажем и опытом наблюдения за школьной действительностью, что многочисленные мероприятия, посвящённые великим юбилейным датам (в том числе и славному юбилею Победы) принесли скорее отрицательный эффект.

Миссия учителя — умиротворять людей, пытаться настроить их на использование разума в критических ситуациях, помочь им обнаружить значительные, исторические, ценности вместо сиюминутных, модных и преходящих. Эта задача была и остаётся на все времена. Лишь бы не мешали…

Об авторе: Александр Бушуев, учитель со стажем — 37 лет. 



Перейти в источник

Комментарии