0 Избранные


Сколько уже говорилось о том, что школе нужно срочно меняться, соответствовать требованиям времени. Но за последнее двадцатилетие все попытки изменений провалились. Все свелось к смене учебников, манипуляциям часами, выделяемым на предметы, экспериментам с заработной оплатой учителей, а ситуация с качеством образования совершенно не изменилась к лучшему. 

Вместо движения вперед наша школа постоянно пыталась вернуть назад, к своим истокам, заложенных реформами 1930-х годов. Это была единая политехническая трудовая школа, в которой обучение велось на основе единой программы, массово издаваемых и переиздаваемых учебников, за счет чего в них были исправлены погрешности и опечатки. Но вместо того, чтобы честно воспроизводить самую основу советского образования — подготовку к труду на индустриальных предприятиях, наша школа предала все лучшее, что было в советской педагогике, и зациклилась на одном-единственном: интенсификации урока как формы передачи и контроля знаний, внедрении дорогостоящих средств обучения, продвижение информационных технологий в процесс обучения. Контроль в виде ЕГЭ подменил настоящие цели образования и вызвал немыслимый масштаб деятельности по натаскиванию на него. 

Короче, процесс разложения отечественной школы шел постепенно, мало-помалу. Они показали себя принципиально нереформируемыми. Кто-то уже начал понимать, что если мы действительно хотим новое, современное образование, то нужно существующую массовую школу оставить в покое, как есть, и начать создавать что-то принципиально новое на свободном месте.

И тут вдруг нагрянул коронавирус, а точнее, не сам вирус, а крайне бестолковые и некомпетентные меры, порожденные в ответ на вирус нашей бюрократической машиной. В результате, учебный год был скомкан, федеральные стандарты отправлены в мусорную корзину, даже ЕГЭ сдвинут в неизвестность и отвязан от поступления в вузы. Все это показало полную условность всех этих стандартов и ЕГЭ, полную ненужность того моря документации, которую ведет каждая школа в отношении учебного процесса. 

Очень серьезные последствия будет иметь неразбериха, возникшая вокруг попытки экстренного перехода на дистанционное образование. Вдруг выяснилось, что она — дистанционка — вне правового поля образования, часть школ смогла организовать такое обучение, но значительная часть — нет. Более того, они скомпрометировали дистанционное обучения и как форму, и как технологию для массовых родителей и политиков-популистов на многие годы. Теперь каждое движение в этом направлении будет вызывать обструкцию значительной части общества.

А теперь в нынешнюю, уже посткоронавирусную эпоху, остро стоит вопрос: что будет дальше? 

Фото depositphotos

Так, наши европейские, в частности, британские коллеги уже после смягчения коронавирусных ограничений озаботились возвращением школьников в школы, для того, чтобы не отпустить их в таком «расшколенном» состоянии на каникулы. У нас это никому даже в голову не пришло. В результате многие школьники просто не придут в свои школы в сентябре. Они уже нашли другие варианты обучения: кто-то дистанционно, кто-то в форме семейного обучения. Некоторые семьи просто откажутся от любого систематического обучения, ограничившись походами по музеям, чтением книг, путешествиями за рубеж. Расшколивание в России теперь обязательно примет массовый характер.

Как отражение всей этой непростой ситуации как из рога изобилия полезли новые концепции образования в России в ближайшей перспективе.

Отметим, в первую очередь работы общественного проекта «Инициатива ФГОС 4.0.». В нем постоянно озвучивается тезис о том, что образование должно быть одновременно качественным и доступным, что является, очевидно, оксюмороном: качественное по определению не может быть доступным. Автоматически качественным начинает считаться и становится доступное лишь небольшому числу субьектов. В результате продвижения этой инициативы мы можем ожидать, что гарантируемое государством бесплатное всеобщее образование станет дистанционным, а сколько-нибудь действительно качественные варианты образования будут платными, на базе частных (не нынешних мелких частных, а нынешних укрупненных и после этого приватизированных) школ. 

В форсайтах по будущему образования, проводимых в Сколково (авторы доклада Лукша и Песков), прямо прогнозируется отмирание «учителя-репродуктора», причем уже к давнопрошедшему 2017 году, а отмирание общеобразовательной школы намечено на 2035 год. Так что, товарищи, началось. 

Ждем и готовимся.



Перейти в источник

Комментарии