0 Избранные


«Будем по русскому языку смотреть моменты, которые можно закрутить», — эта фраза Оксаны Решетниковой, директора Федерального института педагогических измерений, не осталась без внимания со стороны педагогического сообщества.

Невзирая на стилистическую необычность этого заявления («смотреть моменты» — сочетание, до сих пор в русской речи не фигурировавшее, а каким образом моменты можно «закрутить» — и вовсе загадка), смысл его прозрачен: задания слишком просты, раз школьники сдали ЕГЭ лучше, чем в прошлом году, надо экзамен усложнить, чтобы никто не расслаблялся и не радовался.

Люди, далёкие от ЕГЭ, могут согласиться с посылом чиновницы: действительно, пусть дети глубже изучают государственный язык, нечего зря разбрасываться баллами. Однако тот, кто погружался в содержание заданий современного ЕГЭ по русскому языку, вряд ли будет утверждать, что этот экзамен простой. От «угадайки», «лотереи» и прочих издержек эпохи первых ЕГЭ мало что осталось: экзамен заметно эволюционировал, и сегодня он по праву может считаться инструментом, объективно измеряющим уровень школьных знаний.

Русский — «изи», сдаст любой!

Может ли сдать ЕГЭ по русскому обычный, в меру грамотный человек без специальной подготовки? Конечно, может. Его может сдать и тот, кто владеет русским языком хотя бы на слабую троечку. Это и есть базовый уровень — преодолеть порог в 40 тестовых баллов. Но вот сдать экзамен на высокий, профильный, уровень — 80 баллов и выше — далеко не просто. А уж получить 90+ или заветную «сотку» малограмотный троечник не сможет никогда. 

Оценить уровень сложности заданий под силу каждому — благо, тренажеров и сборников в интернете полно. Что, например, сложного в постановке ударений? Всего лишь нужно выучить около двухсот слов из орфоэпического словника, и никаких проблем. Это действительно несложно. При соответствующей подготовке. 

Здесь, в общем-то, примеры «простых» заданий ЕГЭ исчерпываются. Остальные задания требуют не только разносторонней теоретической подготовки, но и сформированных орфографических и пунктуационных умений, развитого на должном уровне языкового чутья, безупречного владения литературной нормой. 

Допустим, выбрать верный пароним в сочетании «дружеские / дружественные отношения между странами» вовсе не так просто: оба варианта звучат приемлемо для носителя языка. Чтобы выполнить задание, необходимо знать рекомендации современных словарей, предписывающих в данном контексте использовать слово «дружественные».

Сыграть в «угадайку» не получится: неподготовленный ученик с неразвитой речью вообще не найдёт неверно использованный пароним, не говоря уже о том, чтобы подобрать нужный вариант взамен ошибочного. В процессе подготовки к ЕГЭ прорабатывается рекомендованный ФИПИ внушительный список паронимов, оттачивается умение распознавать речевую ошибку и исправлять ее (попробуйте «прокачать» этот навык самостоятельно, поработав с тренажером паронимов на сайте «Могу писать»).

А что там сложного? ЖИ-ШИ?

Содержание орфографического блока ЕГЭ не перестает будоражить преподавателей-русистов: эти задания подверглись существенной корректировке (в сторону усложнения) два года назад и до сих пор остаются «непроходимыми» для многих выпускников. В особенности это касается разделов, посвященных корням с безударной гласной и глагольным окончаниям. Не зная глубоко теорию, не отработав соответствующих правил со всеми тонкостями и исключениями, эти задания без ошибок решить невозможно, и одной интуицией (которая, собственно, и формируется в процессе развития речи и постижения правописных норм) здесь не обойтись. «Закрутить» эти задания можно лишь в сторону увеличения объема анализируемых слов, поскольку сам языковой материал и так собран довольно специфический.

В КИМах встречаются устаревшие и низкочастотные слова, например «выгарки» — согласно данным национального корпуса русского языка, это слово использовал Д.С. Мережковский в 1901 году, а с тех пор в русскоязычных текстах оно не встречалось.

И вот такие слова мы изучаем при подготовке к ЕГЭ. Куда еще «закручивать»?

С запятыми все просто!

Возможно, кому-то лёгкими кажутся задания по пунктуации. Этот блок, кстати, тоже существенно усложнили в 2018 году, добавив задание, связанное с пунктуационным анализом предложений. Материал, подбираемый для других заданий, также далёк от примитивности.

Вот один из свежих примеров — задание реального ЕГЭ 2020: «Мой друг(1) будучи человеком(2) склонным к анализу(3) решил все записывать в отдельную тетрадь». На месте каких цифр нужно поставить запятые? Разумеется, следует выделить деепричастный оборот, а внутри него обособить определение и поставить запятые на месте цифр 1, 2 и 3. Но дело в том, что в данном примере существительное «человек» не выражает нужного смысла без последующего определения, а в соответствии с рекомендациями некоторых авторитетных справочников (например, под редакцией Д.Э. Розенталя) такие определения не обособляются, т.е. запятую на месте цифры 2 можно не ставить.

Где-нибудь в школьном учебнике оговариваются подобные случаи? Нет. Каждый ли носитель русского языка распознает в слове «будучи» деепричастие? Тоже нет.

Вместе с тем школьники, приученные «вырезать» обособленный оборот из состава предложения, чтобы проверить правильность расстановки знаков, на экзамене оказались в патовой ситуации: в данном примере «вырезать» определение «склонным к анализу» не получится — фраза потеряет смысл. Несмотря на то что факультативность знака на месте цифры 2 была учтена составителями КИМов и в качестве правильных были засчитаны оба варианта ответа — 123 и 13, вывод напрашивается однозначный: включение подобных примеров в варианты реального ЕГЭ означает, что подготовка к экзамену не может ограничиваться рамками школьных учебников. Выпускник, претендующий на высокий балл, должен уверенно применять правила пунктуации, понимать внутренние синтаксические закономерности, быть в курсе актуальных научных проблем и дискуссий. Тогда подобные задания не заведут его в тупик и он не потратит драгоценное время на сомнения и метания, сбережет нервы. Может ли при грамотной подготовке к такого рода заданиям идти речь о «натаскивании на запятые»? Наверное, если считать глубокое погружение в теорию с последующей отработкой навыка — «натаскиванием»…

Усложните сочинение! Надоели шаблоны

А теперь о самом «больном» и критикуемом разделе ЕГЭ — сочинении. На мой взгляд, это задание в современном виде — одно из главных достижений ЕГЭ, показывающее уровень владения русским языком как государственным. Как ни ругают сочинение ЕГЭ за шаблонность, оно не более шаблонно, чем сочинение в принципе или чем любой текст любого определенного жанра. Шаблон — это некий каркас, который встраивает в сознание пишущего внятную логику рассуждения, задает композицию, а она, как известно, со времен Аристотеля остается неизменной.

Готовясь к сочинению формата ЕГЭ, мы учимся выискивать в тексте проблему, и выпускник начинает видеть текст в смысловой и художественной проекции, замечать разные его уровни. Начинает понимать, что между строк таится нечто важное, то, чего не видно при поверхностном, беглом чтении. По сути, при подготовке к сочинению люди учатся по-настоящему читать. А шаблон лишь создает опору для рассуждения о прочитанном так же, как стартовые колодки дают опору легкоатлету, готовящемуся к забегу. 

Шаблон мешает проявлять оригинальность мышления? Отнюдь. Если сочинение пишет талантливый человек, творческая личность, обладающая нестандартным мышлением, то ничто не препятствует тому, чтобы эту оригинальность выразить. Однако всё же требуется понять и выполнить инструкцию, предложенную в задании. Пожалуйста, пишите сочинение гекзаметром или онегинской строфой, но при этом будьте добры соблюдать требования к содержанию. Иначе ваш талант не будет оценен высокими баллами.

То, что все выпускники пишут шаблонно, — неправда. Хороший наставник обязательно научит писать оригинально тех, кто хочет и способен. А тех, кого не посещают музы, всегда можно научить внятно излагать мысли в аспекте заданной проблемы, и баллов они получат не меньше одарённых — справедливо, объективно. 

Бездумно вставляя в шаблон фразы из текста, написать нормальное сочинение нельзя. Шаблон — всего лишь определенная последовательность изложения мыслей. Неподготовленному ученику шаблон только мешает, отсутствие мыслей прикрыть клишированными фразами не получится.

Следует ли «закрутить» требования к сочинению? Если вы считаете, что следует, попробуйте сначала написать сочинение по одному из текстов прошедшего ЕГЭ.

Возьмите, к примеру, текст Пескова о Днепре или текст Арсеньева о тайге. Определите проблему, постройте развернутый комментарий. Не забудьте определить смысловую связь между примерами-иллюстрациями и, согласно демоверсии ЕГЭ 2021, проанализировать эту смысловую связь.

Ага. Присылайте готовую работу на сайт «Могу писать» — мы проверим по баллам…

Если все так сложно, откуда рост среднего балла?

Этот вопрос не дает покоя разработчикам заданий, но ответить на него гораздо проще, чем достойно сдать ЕГЭ по русскому языку. Выпускники стали лучше готовиться к экзамену, учителя стали лучше учить. Не это ли подлинная цель школьного образования? Незначительное поступательное увеличение среднего балла свидетельствует о верном понимании учителями содержания заданий и критериев их оценивания, о грамотном подборе методических инструментов, об ответственном отношении учеников, интенсивно и качественно готовящихся к государственному экзамену.

Кому же плохо из-за того, что результат ЕГЭ по русскому языку растет? Кому станет радостнее, если средний балл по русскому языку снизится из-за «закрученных» заданий, которые и сейчас порой напоминают золотую спираль Фибоначчи? И наконец, кому и на какие «моменты» нужно почаще «смотреть», чтобы научиться без зависти и корысти признавать достижения учеников и учителей, которые снова и снова, не благодаря, а вопреки, честно побеждают в негласной и неравной борьбе с чиновниками от образования?

Об авторе: Елена Дудина, кандидат филологических наук, преподаватель, ведущая вебинаров сайта «Могу писать» 



Перейти в источник

Комментарии