0 Избранные


До «перестройки» Валдис не задумывался, какая у него национальность. Одни родственники были литовцы, другие латыши. Культурных традиций ни того, ни другого народа он не знал и не собирался изучать. В том году, когда республики Прибалтики приобрели независимость, Валдису — умному и авторитетному ученику нашей школы  — уже исполнилось восемнадцать. Его уважали за справедливость и за откровенность в высказываниях.

«Перестройку» встретили вдохновенно, но никто не ожидал всплеска национализма. Учителя оказались просто не готовы к таким педагогическим проблемам, которые на скорую руку стали называть  «разногласия на национальной почве».

Валдис как-то сразу стал ярким националистом. Его приметили радикально настроенные партии. Поэтому скоро им писанные статейки стали появляться в газетах — с каждым разом все злее и злее, все более нацистскими. 

Однажды на общешкольном диспуте Валдис уж совершенно недопустимо выступил с речью, обвиняющей русских во всех мыслимых и немыслимых грехах. Споры оказались слишком горячими и никакие призывы к толерантности не действовали. В запальчивости Валдис  стал проповедовать» теорию расовой дискриминации во имя «благородных целей». Нового он ничего не изобрел (тогда подобными высказываниями пестрела прибалтийская пресса). Если бы я пропустил мимо ушей этот факт, воспитательная ситуация в нашем лицее могла бы пострадать.

Я успокоил участников пафосных с обеих сторон выступлений и пригласил самых «горячих» поехать в монастырь, рядом расположенный  со школой. Участники диспута решили, что мы едем прослушать проповедь о добре и справедливости.

Я же вспомнил великолепный урок, когда-то преподаваемый отцом Евгением и решил повторить его, немного изменив и применив для данной «кризисной педагогической ситуации».

Минут через пятнадцать мы были на месте. Подошли к монастырскому кладбищу, где похоронены немецкие и русские солдаты, погибшие на прошедших войнах.

Вокруг стояла удивительная тишина, нарушаемая токлько пением лесных птиц. Мы помолчали.

Фото Диего Марина на Unsplash

После паузы я очень спокойно сказал: «Каждая могилка перед вами занимает ширину в пол метра. Если бы всех погибших солдат только на последней мировой войне похоронить в один ряд, в таком случае могилы опоясали бы весь земной шар. Все эти люди погибли из-за националистических идеалов». 

После этих слов никто не проронил ни слова. Возвращались молча. С тех пор я не слышал о националистических выступлениях Валдиса. 

После окончания школы Валдис много путешествовал. Работал в разных странах. Наконец поселился навсегда в США. Несколько лет назад мы созванивались. Он стал успешным бизнесменом. Я спросил его, почему выбрал именно США для эмиграции. Ответ оказался кратким: «США — единственная страна, где нет национализма».

К сожалению, далеко не всегда национальные противоречия удавалось решить таким скорым способом…



Перейти в источник

Комментарии